д.п.н., профессор Костромского государственного университет им. Н.А. Некрасова

Я вновь повстречался с Надеждой -

приятная встреча.

Она проживает все там же -

то я был далече.

Б.Окуджава

Большое впечатление на всех, кто причастен к сфере дополнительного образование детей, произвела пятая программная статья В.В.Путина «Строительство справедливости. Социальная политика для России», опубликованная в «Комсомольской правде» 13 февраля. Впервые один из руководителей государства признал: «За последние десятилетия система дополнительного образования детей потеряла значительную часть своих кадровых и финансовых ресурсов». Совершенно очевидно, что после признания явного неблагополучия возникает надежда на преобразование.

Все ниже изложенное, является субъективным отражением серьезного осмысления ситуации группой экспертов, собранных Высшей школой экономики в феврале 2012 года (С.Г.Косарецкий, Б.В.Куприянов, А.В.Леонтович, Т.А.Мерцалова, Н.Н.Михайлова, А.А.Попов, С.М.Юсфин). Попробуем развернуть картинку неблагополучия внешкольной сферы, характеризуя которое в ряде наших предыдущих текстах эксплуатировалось слово «отчуждение» -  потеря педагогами, управленцами, коллективами учреждения смысла своей работы.

ДВАДЦАТИЛЕТНЯЯ ПАУЗА ГОСУПРАВЛЕНИЯ

ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВНЕШКОЛЬНОЙ СФЕРОЙ

Пустынна крыша дома моего -

Ни флюгера, ни флага.

Да и под крышей тоже ничего

Лишь чистая бумага

В.Ланцберг

Отчуждение учреждений дополнительного образования детей от государства связано с одним системным сбоем и одним инструментальным. Системный сбой вызван тем, что предшественник дополнительного образования – внешкольное воспитание (внешкольная работа) формировалось постепенно как решение очередной задачи, решаемой государством, партией и правительством (развитие промышленности - юные техники, развитие авиации - юные летчики, развитие сельского хозяйства - юннаты и т.д.), при этом новые направления внешкольного воспитания появлялось по ходу, дополняя существующий перечень. Возникшее к 80 гг. разнообразие соответствовало идее всестороннего и гармоничного развития строителя коммунизма, однако не было четко структурировано. Главным достоинством советского внешкольного воспитания была его встроенность в общественно-политическую систему, как глобально, так и операционно. Глобально - внешкольная работа – представляло означенное участие молодого поколения во всенародном деле строительства коммунизма. Следует подчеркнуть идентичность со старшими (строим вместе), активность и продуктивность (строим себя как будущих строителей и участвуем в делах старших – помогаем). Операционно – формы организации коллективной жизнедеятельности кружковцев были аналогичны взрослым, это была игра – имитация взрослых образцов. В описываемой ситуации не было отчуждения, а были отождествление, позитивное означивание, субъективная причастность и т.д.

Кардинальные изменения 90-х годов вытолкнули  внешкольные учреждения (учреждения дополнительного образования) на общественно-политическую периферию, они уже не воспринимались в качестве средства решения актуальных государственных задач. Российское государство, озабоченное в первую очередь экономическими, политическими, социальными проблемами  не придавало серьезного значения внешкольной сфере (негативную роль сыграли радикальные идеи отказа от воспитания детей как государственной политики). Лишившись заказчика в лице центральной власти, учреждения допобразования не получили его ни в лице ни региональной, ни муниципальной власти, Более того, два десятилетия никакой внятной идеи, определившей бы место и роль учреждений ДОД в районе, в малом и крупном городе сформулировано не было. Учреждения были оставлены один на один с собственным непониманием своей миссии (обслуживание образовательных потребностей населения, детей, родителей или выполнение задач воспитания сформулированных государством в начале ХХI века). Сущностная невстроенность внешкольных учреждений в жизнь города, поселка, микрорайона, их отчужденность от социальных реалий муниципалитета, региона и всей страны снизила пафос решаемых задач, степень приобщенности детей и педагогов к продуктивной деятельности. Все ограничивается эпизодическим задействованием художественных коллективов при праздновании тех или иных памятных дат. То есть дети и подростки не соучастники, а так художественная обслуга массовых мероприятий, симпатичный фон народного торжества. Это – кризис, системный сбой.

Квалификация событий, произошедших с 1992 по 2012 гг. как системного сбоя базируется на том, что государство либо должно было продолжать осуществлять функцию заказчика, либо организовано передать ее на уровень субъекта федерации, либо муниципалитета, либо местного сообщества (что-то типа земств), либо предоставить самим учреждениям возможность экономико-правового самоопределения. Однако в полной мере этого сделано не было.

Хотя некоторые движения государства можно отметить: возможное делегирование полномочий все же осуществляло (в рамках 131 ФЗ от 2003 г. учреждения  ДОД должны были стать муниципальными, а позже часть внешкольников стала автономными учреждениями согласно 174 ФЗ  от 2006 г. «Об автономных учреждениях», в последние три года с введением «государственных и муниципальных заданий образовательным учреждениям» состоялась некоторая проблематизация по основанию заказ – цель - результаты). Однако, если суммировать то перечисленного оказывается немного.

Инструментальный сбой в отношении внешкольного допобразования произошел в области нормативно-правового обеспечения – в законе РФ об образовании признаком образования определен ценз – стандарт – минимум, отсутствие которого ставит дополнительное образование – вне закона.  Некоторые сигналы о государственных приоритетах федеральная власть подавала через программы, конкурсы, мероприятия, но в конечном итоге их обилие отбило у всех желание разгадывать кроссворд под названием «Государственный заказ системе дополнительного образования детей». Итак, на трех уровнях власти роль учреждений допобразования не просматривалась, государство устранилось от управления. Отсюда в дополнительном образовании возникло субъективное ощущение не нужности, не серьезной осуществляемой работы.

За анализируемые 20 лет так в серьез не сложились отношения учреждений дополнительного образования детей с родителями, в советском  прошлом родителям не очень-то доверяли, и поэтому с ними особо не считались. Российский родитель начала нового тысячелетия и по правовому статусу и по фактической позиции явление принципиальное иное.  Юридически родитель в УДОД заказчик и эксперт образовательной услуги, при этом зачастую платит за услугу государство, что несколько отчуждает родителя. Тем не менее, современный родитель готов участвовать в финансировании образования и развития своего ребенка, хотя дифференцированно (существуют различные группы родителей школьников как по финансовым возможностям, так и по отношению к инвестициям в образование своих детей). Однако даже самый заинтересованный родитель плохо ориентируется в реалиях дополнительного образования, то есть выступать заказчиком фактически не может, в свою очередь современные учреждения допобразования не готовы  работать с родителем обслуживая его как потенциального заказчика (помогать в осознании различных вариантов результатов и эффектов образования). Мощную конкуренцию непрозрачности выгод внешкольных учреждений составляет общеобразовательная школа, которая совершенно ясно рисует перед родителем необходимость успешной сдачи ГИА и ЕГЭ. Против УДОД работает родительская мода на языковую подготовку школьников, развитие экономических и информационных компетенций (соответствующие образовательные программы способны реализовывать далеко не все внешкольные учреждения).

Осмысление положения дел во внешкольной сфере позволяет зафиксировать парадокс - в авторитарной советской системе внешкольные учреждения были привлекательны для подростков, а сегодня в новом демократическом дополнительном образовании преобладает обучение, возможности для реализации подростками своей потребности в общении ограничены, поэтому в контингенте занимающихся преобладают дошкольники и младшие школьники.

Еще одну группу несостоявшихся игроков на поле заказа учреждениям дополнительного образования стали общественные объединения, коммерческие организации, образовательные учреждения профессионального образования, школы, промышленные предприятия. Значение всех перечисленных заказчиков состоит в том, что они несут в себе часть общественного воспроизводства (восполнение в каждом поколении художников и военных, учителей и бизнесменов, инженеров и политиков и т.д.).

Есть, правда и позитивные примеры внешкольного образования, оформившиеся в рамках тех или иных традиций, например восточных единоборств (боевых искусств) и гимнастик. Федерации восточных единоборств, арендуют спортивные залы, занимаются с большим числом подростков, реализуя две сущности воспроизводя в новом поколении готовность к воинскому служению и эталоны физической и психофизической гармонии человека.

В обстоятельствах отсутствия прежнего заказа и непостроении иного нового, учреждения дополнительного образования оказались в изоляции и стали совершенно произвольно формулировать свои целевые ориентиры, либо просто плыть по течению, в обоих случаях постепенно еще более отчуждаясь от государства, родителей, детей, общественности, и т.д.

НЕПРАЗДНИЧНАЯ СИТУАЦИЯ

И СЦЕНАРИИ БУДУЩЕГО ПРАЗДНИКА

А кажется, что горлом тоска вот-вот захлещет,

И зал зарукоплещет, и сердце заболит....

О.Митяев

Ситуацию, сложившуюся  к 2008 году (году 90-летия внешкольного воспитания – дополнительного образования), можно было определить как кризис системы - в ряде субъектов Федерации началось не всегда обоснованное сокращение числа учреждений ДОД, так называемая «оптимизация сети». Ложность самой формулы на поверхности - в отсутствии заказа, при неясности миссии, цели, задач нет базы, основы для того, чтобы сделать оптимальным. На самом деле оптимизация была вызвана тем, что вследствие архаичности содержания занятий, предлагаемых детям, уменьшалась наполняемость детско-подростковых объединений. Хотя эта ситуация не коснулась регионов, в которые шла и идет миграция населения.

Кроме того, с 90-х годов резко возросло количество танцевальных, спортивных объединений и таких, где визуален результат образования (как для родителей, так и с точки зрения участия в конкурсах), в содержании занятий художественного направления особенно ярко стала проявляться попсовость  (ориентация на подражание популярным исполнителям, отказ от высокого эстетического качества, от оригинальности, в пользу узнаваемости, подчинение вкусам массовой культуры).

В педагогических кадрах все ощутимей стало проявляться старение и ослабление. Среди педагогов дополнительного образования стали преобладать, не очень адаптированные к современным реалиям лица, а порой и просто чудоковатые  персонажи, зацикленные на предметной составляющей занятий. Возникал своего рода социально-профессиональный аутизм (главным источником содержания программы выступали интересы самого педагога). Все эти тенденции разворачивались в обстановке замалчивания реального положения вещей, кризис отразился и в сфере внешкольной педагогики.

Оценивая в тот момент перспективы внешкольных учреждений, виделось явное расслоение практики на несколько страт.

Страта социального успеха предполагает  высокое качество обучения, яркую демонстрацию результата обучения. От этой страты веет социальной успешностью, она востребована родителями и детьми, соответствует политически конъюнктурной теме «Здоровый образ жизни», присутствует на официальных мероприятиях в виде украшающих торжество выступлений детей. По содержанию занятий здесь чаще всего спорт, занятия танцами, эстрадным вокалом и др.. Страта социального успеха  финансово поддерживается родителями в разной мере, но практически везде поддержка есть (покупка спортивной формы и инвентаря, шитье сценических костюмов и т.д.).

Страта архаики и кича. Качество обучения, как правило, среднее, и ниже среднее, содержание занятий не очень престижное. Так, например, широко распространенное бисероплетение, оригами и т.п. за редким исключением никакого серьезного отношения к традиции этих занятий не имеет, развивающий, образовательный потенциал не осознан и не реализуется. Тем не менее данная страта обеспечивает занятость некоторой части детей. Вокруг этой страты масса лукавства и профессионального самообмана (закрываются глаза на низкую наполняемость групп).

Страта высоких образцов включает те внешкольные объединения, где обеспечивается высокое и выше среднего уровня качество образования. Содержание занятий не всегда престижное, традиционное, образовательный процесс требует множество ресурсов. Сферы занятий отличаются высокой степенью корпоративности (замкнутые корпорации судомоделистов, юных десантников, музыкантов, экологов). Страта высоких образцов поддерживается отдельными государственными программами, отдельными органами гос. власти и отдельными родителями. В настоящий момент угроза для этой страты – сползание к попсе, кичу (вместо игры на скрипке – хоровые отделения музыкальной школы, вместо авиа-моделирования – основы моделирования из бумаги и т.п.). В то же время, немало адресов передового опыта, когда высокие эталоны занятий детей успешно обеспечиваются (сотрудничество центра технического творчества с авиастроительным вузом, станции туризма с учеными – историками).

Возможный дрейф первых двух слоев был достаточно предсказуем – разделение дополнительного образования на качественное, оплачиваемое финансово благополучными слоями родителей и социально-защитное, гарантированное государством для малоимущих слоев населения. Совершенно не понятно рисовались перспективы третьего слоя, правда возникшая в образовательной политики последних пяти лет идеология работы с одаренными детьми в дополнительном образовании могла отчасти обозначить положение третьего слоя внешкольной практики.

Будущее учреждений допобразования может быть  изображено через несколько сценариев управления этой подсистемой системы образования.

Первый сценарий – рыночный, либеральный. В своем радикальном виде предусматривает обеспечение самостоятельности внешкольного  дополнительного образования в виде автономных учреждений, поддержка некоммерческих и коммерческих организаций, которые работают данной сфере, все перечисленные субъекты вынуждены будут привлекать средства из разных источников, причем финансовые возможности родителей будут привлекаться более целенаправленно. Постепенно, в ходе естественного отбора, все нежизнеспособное отомрет, дополнительное образование станет конкурентоспособным. Сторонники этого сценария предполагают развития сети ресурсных центров и массы свободных субъектов, которые через ресурсные центры будут формировать пространства дополнительного образования. Здесь в режиме самостоятельного поиска инвестиций различные субъекты дополнительного образования будут кооперироваться с коммерческими организациями.

Второй сценарий – государственнический,  консервативный. Государство построит в регионах систему дополнительного образования, привлекая различные организации, но опираясь на бюджетные и автономные, которые будут получать муниципальные и государственные задания, решая тем самым актуальные задачи развития страны (от социальной защиты населения детей и педагогов до воспроизводства инженерного корпуса отечественного машиностроения). В пользу второго сценария говорят опросы руководителей внешкольных учреждений дотационных регионов

Третий сценарий – общественно-демократический предусматривает активизацию местного сообщества, либо через усиления влияния некоммерческого сектора, либо за счет включения муниципальных законодательных собраний, готовых к разработке внешкольного раздела образовательной политики. Здесь представители гражданского общества на основе общественного договора (социальной конвенции) будут формировать и формулировать заказ учреждениям, исходя из понимания,  как настоящего момента, так и прогнозируя развитие ситуаций в будущем. Аналогом третьего сценария можно считать опыт земского просвещения, земского здравоохранения, когда любые самые скромные средства тратились исключительно адресно, на решение конкретных проблем. В рамках третьего сценария возможно полноценное социальное партнерство, когда общественные объединения формулируют цели и проводят экспертизу результатов, муниципалитет задает правовое поле, бизнес сообщество выделяет ресурсы, свободные носители  осуществляют дополнительное образование в соответствии с целями, используя средства бизнеса и помещаясь в правовое поле.

В наших дальнейших построениях воспользуемся положениями уже упоминавшейся выше статьи председателя правительства. В частности, в тексте, В.В.Путин указывает: «Необходимо вернуть систему дополнительного образования в сферу ответственности государства - на региональный уровень, оказывая при необходимости поддержку из федерального бюджета». Конечно, само по себе названное решение имеет свои сильные и слабые стороны. С одной стороны в настоящий момент субъекты федерации в ресурсном и правовом отношении значительно сильнее муниципалитетов, здесь имеются и  возможности научно-методического сопровождения и соответствующий опыт (хотя, конечно, муниципалитеты, муниципалитетам рознь). С другой стороны, выбор региона как субъекта организации системы дополнительного образования, противоречит предыдущим тенденциям, а главное в определенной мере продолжает традицию централизации. Всё-таки дополнительное образование по природе своей муниципально, работая с населением  муниципалитета, связано со специфическими потребностями детей и родителей, проживающих в данной местности.

МАТРИЧНАЯ ОСНОВА МУНИЦИПАЛЬНОЙ СИСТЕМЫ

Те всемирные теченья, и всесильные потоки,

Что диктуют направленья, и указывают сроки
М. Щербаков

Разнообразие внешкольного дополнительного образования детей не имеет общепринятой и рациональной типологии. Именно здесь и усиливаются трудности, обусловленные не явственностью заказа, сложностью разработки норм и неготовностью педагогов следовать этим нормам. Именно поэтому значительные усилия были потрачены нами в предыдущие годы на разработку типологии, своего рода социокультурной матрицы дополнительного образования детей, которая может быть основой для проектирования муниципальной системы дополнительного образования.

Сразу оговоримся, что обозначенные в документах и сознании педагогов, руководителей, детей типы учреждений и объединений не всегда отражают реальную сущность (то везде объединение определяется как студия, а там никакой студии, а школьность). Предлагаемая ниже матрица призвана удерживать сущности социокультурные – необходимые для осознанного воспроизводства профессиональных и досуговых групп населения территории, а с другой стороны соответствует потребностям и ожидания подростков и родителей учащихся.

Первый вариант – школьный (воспроизводство эталонов культуры в самых разных проявлениях музыка, изобразительное искусство, спорт),

Второй– студийная (воспроизводство творческого отношения в различных сферах человеческой деятельности – искусство, наука, общественная деятельность, техника),

Третьей– ремесленная (воспроизводство ручного производительного труда, умелости и мастерства),

Четвертая – игровая (воспроизводство культуры ритуала, символических практик, имитационности и моделирования в деятельности военно-патриотических объединений),

Пятая – клубная сущность (воспроизводство социально одобряемого свободного от работы времяпрепровождения, общественной самоорганизации, индивидуальной и коллективной досуговой самоорганизации).

Названные варианты имеют свои особенности. Так, школьный вариант дополнительного образования может рассматриваться как поддержание общего культурного уровня населения (доступное любительство начального уровня) и работа с одаренными (содействие к восхождению к эталонам искусства, спорта, науки и т.д.). Аналогично выстраивается студийный вариант: развитие творческих  способностей как инструмента приспособления, необходимого для каждого человека и работа с будущими творцами в сфере науки, искусства, политики, и т.д. В школьном и студийном вариантах между «начальным» и «продвинутым» может быть множество промежуточных уровней, в зависимости от материальных возможностей территории, школа и студия предусматривают селекцию талантов. И хотя в своей статье премьер осудил раннюю селекцию и отсев, но здесь все будет зависеть от финансовых возможностей территории. В качестве массовых многоуровневых моделей можно рассматривать государственные  программы «Золотая шайба», «Кожаный мяч».

В противоположность двум предыдущим остальные варианты представлены преимущественно двумя полюсами: клубный вариант (подростковой общественной организацией коммунального типа и элементами клубности в каждом детско-подростковом внешкольном объединении), игровой (центрами юных моряков, десантников, пограничников и периодически проводимыми отдельными мероприятиями), ремесленный (объединениями, сохраняющими традиционные ремесла и пробы –знакомства с ремесленными практиками).

СО СДЕРЖАННЫМ ОПТИМИЗМОМ

Блажен, кто верен
Миражам и приведеньям

В. Ланцберг

Серьезной задачей государственной образовательной политики на современном этапе следует считать обеспечение доступности дополнительного образования для детей и подростков. Объективная доступность учреждений дополнительного образования детей означает для учащихся обеспечение равенства прав и отсутствие транспортных, финансовых и других барьеров  включения учащегося в коллективную жизнедеятельность того или иного детско-подросткового внешкольного объединения (школьного, клубного, студийного, ремесленного, военно-служебного). Совершенно очевидно, что обеспечение доступности различных вариантов дополнительного образования детей призвано отвечать потребностям всех слоев и групп населения, строится на взаимодействии всех участников процесса;  направлено  на интеграцию возможностей различных организаций и эффективное использование имеющихся ресурсов. Кроме того интересы государства предусматривают  воспроизводство талантливых, одаренных людей, сохранение народных традиций, приобщение школьников к инновационным технологиям.

Кардинальная задача развития внешкольной сферы – модернизация практик существования педагогов и детей в соответствии с техниками и технологиями следующего поколения, это не просто внедрение  информационных технологий, это выход в другое мышление, другие инструменты решения задач. Формулируя это положение, серьезно задумываешься над будущим станции юных техников, расположенной в цирковой конюшне 19 века, оборудованной станками в середине 20 века и грамотно припорошенной оформлением изобретательными руководителями и педагогами  в начале нового тысячелетия.

Для решения задачи модернизации можно предположить два способа:  переоборудовать старую цирковую конюшню, или разместить оборудование в других площадях, не обязательно в помещениях учреждения. Первый способ кажется неестественным, а второй непривычным. Привычным будет оборудование малоподходящих помещений, такова традиционная преобладающая логика руководителя, для которого конструирование образовательных пространств на базе иных учреждений (вузы, предприятия, НИИ и т.д.). Сама  идеология открытого образования противоречит упрощенному институциональному подходу.

Как показывает осмысление имеющегося опыта, в современном дополнительном образовании явно недостает информационно-консультационных сервисов, которые помогли бы родителю и подростку выбрать занятие по душе, рефлексировать собственные успехи, самоопределяться в отношении будущего. Информационно-консультативные сервисы могут быть муниципальными и частными, работающими на город, микрорайон или внутри образовательного учреждения. Предназначенные для содействия в самоопределении обучающихся учреждения ДОД  смирились с мифологизацией самостоятельного выбора обучающимися, педагоги допобразования пытаются удерживать своих подопечных от активного поиска, пробы и возможного перехода в другое объединение, ограничивая возможности развития личности.

- Не грусти, не печалься, матерь Надежда,-

Есть еще на земле у тебя сыновья!

Б.Окуджава

Работы, раскрывающие отдельные положения данной статьи.

Куприянов Б.В. Программы в учреждении дополнительного образования детей: учебно-методическое пособие. - М.: НИИ школьных технологий, 2011. - 228 с.

Куприянов Б. Репортаж с последнего рубежа обороны учреждений дополнительного образования детей // Управление школой. № 15 (546), 1-31.10.2011 - С.20-26

Куприянов Б.. Скромный выигрыш. Директора УДОД о возможности перехода учреждений в статус автономных // Управление школой. № 16 (547), 1-30.11.2011 - С.20-26

Куприянов, Б. В. Как сохранить учреждения дополнительного образования детей // Воспитание школьников [Текст] : теорет. и науч.-метод. журн. Б. В. Куприянов. .- 2011. - №2. -  С . 3-12

Куприянов, Б.В. Изучение заказа на дополнительное образование детей[Текст]/  Б.В.Куприянов // Журнал руководителя управления образованием. 2010.- №4.-С.III /11-18.

Онлайн образование

Interneturok.ru

Образовательный портал InternetUrok.ru — это ...

Uniweb

Проект позиционируется как платформа ...

Лекториум

"Лекториум" - владелец крупнейшей медиатеки ...

Follow on Twitter